Санкции не работают, но зарабатывают: Россия начала сокращать дефицит бюджета. Комментарий Семена Новопрудского

Россия, похоже, начинает преодолевать один из основных негативных эффектов экономических санкций — резкое увеличение дефицита федерального бюджета на фоне долгосрочного риска падения основных статей доходов, прежде всего нефтегазовых, считает колумнист

Темпы роста доходов российского бюджета начали опережать масштабы роста государственных расходов. Теперь главной внешней опасностью для российской экономики остается риск введения или ужесточения вторичных санкций против третьих стран и компаний-партнеров России.

Министерство финансов России обнародовало предварительную оценку исполнения федерального бюджета в первом квартале 2024 года. Оценка оказалась очень оптимистичной.

В первом квартале 2024 года дефицит федерального бюджета, по предварительным подсчетам Минфина, составил всего 607 млрд рублей. Это почти на 1,5 трлн рублей ниже аналогичного показателя первого квартала прошлого года: как раз тогда, чуть больше года назад, начал действовать санкционный «потолок» цен на российскую нефть. Более того, бюджеты бюджетной системы РФ (то есть, суммарно федеральный, региональные и муниципальные) по итогам первого квартала 2024 года вообще были исполнены с профицитом. Профицитным оказался и федеральный бюджет за март.

Объем доходов федерального бюджета по итогам первых трех месяцев 2024 года достиг 8,719 трлн рублей. Это на 53,5% больше, чем за аналогичный период 2023-го. Объем расходов бюджета предварительно оценивается в 9,326 трлн рублей. Это выше уровня предыдущего года на 20,1%. То есть, доходы казны в начале 2024 года растут существенно быстрее расходов.

Нефтегазовые доходы бюджета в январе-марте 2024 года выросли сразу на 79,1%, до 2,928 трлн рублей, ненефтегазовые — на 43,2%, до 5,791 трлн рублей. А в марте нефтегазовые доходы превысили февральские почти на 40% и составили 1,308 трлн рублей.

Согласно свежему прогнозу Министерства экономического развития, среднее значение экспортной цены на российскую нефть в 2024 году составит 71,3 доллара за баррель при формально действующем «потолке» ряда западных государств 60 долларов за баррель. Расходы бюджета — 2024 прогнозируются на уровне около 36,6 трлн рублей, доходы — на уровне 35 трлн рублей, дефицит — 1,595 трлн рублей, или 0,9% ВВП.

Для сравнения, дефицит федерального бюджета в 2023 году составил 3,23 трлн рублей при доходах 29,124 трлн рублей и расходах 32,354 трлн рублей. Минфин предварительно оценивал дефицит федерального бюджета в прошлом году в размере 3,241 трлн рублей, или 1,9% ВВП.

Читать  Bloomberg: непогода в России стала одной из причин мирового роста цен на пшеницу

То есть, по прикидкам правительства и, исходя из текущей ситуации, дефицит федерального бюджета по итогам 2024 года может уменьшиться более чем в два раза. Причем при увеличении государственных расходов.

В нынешней ситуации главной угрозой финансовой и макроэкономической стабильности становится усиление давления США на «дружественные» России государства с риском введения против их компаний вторичных санкций. Неслучайно МИД Китая отдельно прокомментировал заявления находившейся с визитом в Пекине главы Минфина США Джаннет Йеллен (он заканчивается как раз 9 апреля) о «серьезных последствиях», с которыми могут столкнуться китайские компании и банки за участие в поставках России товаров двойного назначения. И хотя МИД Китая устами официального представителя Мао Нин заявил, что «нормальное сотрудничество между Китаем и Россией в различных областях не должно быть нарушено или ограничено», по факту это уже происходит.

Результатом риска вторичных санкций стал внезапный отказ некоторых стран работать с российскими картами «Мир», резкое ужесточение контроля или даже полный отказ от операций с российскими компаниями со стороны некоторых банков Китая и Турции. В частности, экспорт российских товаров в Турцию в первом квартале 2024 года упал почти на треть по сравнению с аналогичными периодом 2023-го.

При этом наполнению российского бюджета дополнительными доходами пока благоволит внешнеполитическая конъюнктура, прежде всего ситуация на Ближнем Востоке. Мировые цены на нефть, которые уверенно доросли до 90 долларов за баррель по марке Brent и могут устремиться к 100 долларам в случае войны между Израилем и Ираном, автоматически повышают и доходы от экспорта российской нефти, даже с учетом дисконта в поставках «дружественным» странам и добровольного ограничения добычи в рамках соглашения ОПЕК+.

Динамика бюджетных доходов вместе с динамикой российской экономики (рост ВВП в 2023 году составил 3,6%) и реальных располагаемых доходов населения (они за 2023 году выросли на 5,4%) показывает, что санкции пока не делают беднее ни Россию, ни россиян. Впрочем, в истории еще не было случаев, чтобы санкции сами по себе радикально и быстро обваливали уровень жизни в государствах, против которых вводились.

Читать  Как женщинам дома зарабатывать дополнительные деньги в свободное время

Дальнейшая финансовая и экономическая прочность России будет зависеть уже не столько от влияния санкций, в том числе и вторичных, сколько от политики и качества экономических решений самих российских властей. Теперь санкции, по сути, «вшиты» в код российской экономики. Они стали ее органичной частью. В этом смысле можно сказать, что российская экономика вступает или уже даже вступила в «постсанкционную» эпоху, хотя никто не отменяет действующих ограничений и нельзя исключить появление новых.

Источник

Рейтинг
Территория денег/ автор статьи
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Территория денег
Яндекс.Метрика